Переход Арно де Роснэ через Берингов пролив

Французский спортсмен Арно де Роснэ известен во всем мире, но не своими победами в соревнованиях виндсерфистов, а переходом в мае 1979 г. через пески Сахары на роликовом шасси с парусом от виндсерфера (см. "КиЯ" № 81). В августе 1979 г. Арно преодолел на виндсерфере Берингов пролив - 96-километровую полосу воды, разделяющую Азию и Северную Америку.

К осуществлению своего замысла Арно готовился в течение четырех месяцев: изучал ветро-волновые и атмосферные условия на стыке моря Беринга и арктического Чукотского моря, подбирал подходящее снаряжение, тренировался, а попутно сделал запросы официальным органам США и СССР, испрашивая разрешения на столь необычный способ пересечения границы. В течение двух недель спортсмен тренировался на Гавайских островах, где волнение, якобы, имеет тот же характер, что и в Беринговом проливе. Однако температура воды здесь не шла ни в какое сравнение: 25-30 °С, тогда как у берегов Чукотки его ожидали 2-4 °С. Для своего перехода Арно выбрал виндсерфер "гавайского" типа (вариант снаряда, выпускаемого голландской фирмой "Тен Кэйт", со сдвинутым на 0,5 м к корме степсом мачты, с креплениями для ног и со швертом длиной 1 м).

Прибыв на Аляску, де Роснэ остановился в эскимосском поселке Уэйлс для последних тренировок. Здесь от коренных жителей он получил много неоценимых сведений, которых не было ни в лоциях, ни в синоптических справочниках. На карту предстоящего плавания были нанесены направления ветров и течений, характерные для отдельных участков трассы в августе. Здесь Арно решил, что поскольку максимальная расчетная продолжительность перехода составляет всего 12 часов, можно рискнуть выйти в одном легком, не стесняющем движений, неопреновом костюме, оставив на берегу толстый теплый комбинезон. Костюм дополняли теплые носкн, ботинки для виндсерфинга и перчатки. Около 10 дней продолжались тренировочные выходы в водах Аляски. За это время выяснилось, что американские военные власти отказываются от своего обещания выделить вертолет для сопровождения спортсмена в территориальных водах США. Пришлось срочно договариваться с эскимосами, чтобы они хотя бы некоторое время шли вблизи виндсерфера на рыболовном боте.

В 7 часов утра в пятницу 31 августа Арно особенно внимательно слушал местный радиопрогноз. Узнав, что днем ожидается подходящий ветер северо-восточного направления со скоростью около 5 м/с, который к вечеру может усилиться до 7,5-10 м/с, спортсмен решил стартовать немедленно. Быстро был собран весь необходимый инвентарь: 3 сигнальные ракеты, дымовая шашка, сигнальное зеркало и автоматическая вспышка, рассчитанная иа работу в течение 2 часов, нож, с помощью которого можно превратить мачту в весло, два компаса (один он надел на руку, а второй закрепил в кормовой части виндсерфера). Арно захватил с собой также немного шоколаду и витамин С для подкрепления сил, средство против судорог и небольшой непромокаемый мешок с одеждой, деньгами, паспортом и вырезкой из газеты "Правда" с кратким упоминанием о его рейде через Сахару.

В 10.15 Арно положил доску на воду и взял в руки парус. Дул легкий ветер со скоростью 3- 4 м/с; температура воздуха была + 10 °С, воды 3-4°С. Примерно через час небо заволокло тучами, ветер усилился. Скорость виндсерфера достигла верных 16 уз. Руки спортсмена окоченели. Ои решил, что пора воспользоваться привязанными к гику перчатками и только тогда с ужасом обнаружил, что их видимо, сорвало и унесло в море. Как продержаться еще несколько часов, когда руки перестали слушаться уже после первых 10 миль? За гребнями огромных волн давно исчез эскимосский бот. Надеяться на чью-либо помощь было нечего. В 8 милях от о-ва Малый Диомид ветер, закрытый его высокой скалистой громадой, стих, виндсерфер Арно стал дрейфовать по течению, время от времени заливаемый волнами. Но вот ветровая тень острова кончилась, и скорость вновь возросла.

Вот как рассказывает об оставшемся отрезке пути сам Арно де Роснэ: "Примерно к 15 часам я вошел в советские территориальные воды вблизи о-ва Большой Диомид. Ветер крепчает, четырехметровые волны полностью закрывают горизонт. Начинаю всерьез сомневаться в благополучном исходе предприятия. Руки не слушаются. Стараюсь удержаться на курсе, но ветер дует с севера, а течение сносит меня в сторону Арктики. Смогу ли я еще повернуть к одному из оставшихся за кормой островов и высадиться на него? Думаю, что уже не смогу. Неожиданно замечаю впереди, в туманной мгле силуэт корабля. Заметили ли меня? Без сомнения. Корабль изменяет курс и идет прямо на виндсерфер. Смотрю на компас и убеждаюсь, что курса на Наукан, где я планировал выйти на берег, мне не удержать. Где же теперь мне придется закончить рейс? Скорость ветра 6-7 уз, временами я делаю 10-метровые прыжки на волнах. Падаю в воду. С трудом снова вскарабкиваюсь на доску и сажусь на нее. Вновь поставить мачту, кажется, уже нет никакой возможности... По-прежнему очень холодно, хотя проглянуло солнце. Море белое от пены. Советский корабль стал отдаляться к северу. В 17.25 на высокой скорости до 35 км/ч влетаю в залив длиною что-то около 20 км. Короткая крутая волна, бешеные удары доски о воду. Ветер и течение несут меня прямо на скалы. Я должен срочно отыскать какую-нибудь бухточку, но мне не до этого. Я буквально пьян от радости: передо мной - земля, в полумиле позади - советский корабль. Теперь я знаю, что не умру в море! Тем не менее замечаю небольшой песчаный пляж и, приблизившись к нему на 30 м, сажусь, а точнее падаю, на доску, подпирая парус плечом. В такой позе я достигаю сибирского берега... Точное время 18.15. Но это не пятница, а уже суббота, поскольку я только что пересек международную линию смены дат. Зубами, потому что рук не чувствую, открываю непромокаемый мешок, вместе с упаковкой съедаю плитку шоколада. С трудом удается извлечь фотоаппарат, им я безуспешно пытаюсь сфотографировать русских, которые идут ко мне на шлюпке. Их корабль уже стоит на якоре в каких-нибудь 300 м от пляжа. В шлюпке восемь человек, у шести из них фотоаппараты. Пытаюсь на виндсерфере выйти им навстречу и кладу доску на воду. Вдруг мощный всплеск воды отделяет меня от шлюпки - это неожиданно именно между нами выпрыгнул кит! Мне все же удается дойти до шлюпки. "Спасибо, спасибо", - пытаюсь я выговорить по-русски слова благодарности".

Советские моряки исключительно радушно встретили французского спортсмена, выражали восхищение его смелостью. Вертолет доставил Арно в Уэллен, откуда он отбыл самолетом в Москву. Вскоре смелый виндсерфист прибыл в Париж: на голове его красовалась меховая шапка - подарок советских моряков. Необычайное и крайне рискованное 8-часовое путешествие с Аляски на Чукотку на виндсерфере - еще одно достижение приверженцев молодого вида спорта.

В.В. Зубрицкий по материалам из французской печати, журнал "Катера и Яхты", 1980 год.

Windseekers
Developers: skat, wolf