На виндсерфинге по Азовскому морю

В 1984 году мне удалось обойти на парусной доске Азовское море по его периметру. Переход был задуман не только как определенное спортивное мероприятие и форма популяризации виндсерфинга, но и как изучение потенциальных возможностей человека при его длительном пробивании на парусной доске без особых условии отдыха и питания. К моменту старта в моем спортивном "багаже" было три года регулярных занятий виндсерфингом и несколько спортивных переходов протяженностью от 20 до 80 миль. (Почти все эти три года я жил в Алуште и работал тренером по виндсерфингу.) Тренируясь в море при волне и сильном ветре, я приобрел опыт хождения на парусной доске в самых разнообразных условиях, а, осуществляя переходы, получил практические ответы на многие вопросы, связанные с организацией и проведением подобных мероприятий. Все это придавало уверенности в силах и позволяло иметь необходимую психологическую устойчивость.

Немного о материальной части. Я шел на "Виндгляйдере", используя парус, мачту и гик от серийного "Мустанга-М". В запасе имел парус, мачту, гик и штормовой парус площадью 3 м2. Считая свою спортивную подготовленность средней, я предпочел обычное снаряжение, без трапеции и других приспособлений. Из экипировки имел шорты, куртку и носки гидрокостюма "Чайка", спасательный жилет и велосипедные перчатки, чтобы предохранить ладони от потертостей. Старт (8 июля) и финиш (22 июля) состоялись в городе-герое Керчи. В пути меня сопровождал "четвертьтониик" керченского яхт-клуба "Пантикапей" с экипажем из четырех человек (капитан В. Ткачев). Яхта, оснащенная минимумом навигационного оборудования, могла идти рядом с парусной доской в самых различных погодных условиях. При слабых ветрах она отставала, а когда доска шла с уменьшенным парусом, обгоняла. Во время движения связь между мной и экипажем (разрыв между парусной доской и яхтой составлял от 10 м до мили) осуществлялась при помощи условных сигналов тремя разноцветными флажками, прикрепляемыми на мачте виндсерфера.

виндсерфинг

Ежедневно я находился на парусной доске не менее 10 ч. В течение дня три-четыре раза по 15-20 мин поднимался на борт яхты для приема пищи и корректировки курса. Вечером яхта становилась на якорь. За 13 ходовых дней мне удалось преодолеть 452 мили, в среднем по 34,8 мили в день. Протяженность этапов колебалась от 21 до 55 миль. На прохождение самого длинного из них (55 миль) было затрачено 14 ч. Самым кратковременным (8 ч) оказался 40-мильный переход из Жданова в Ейск.

Из 13 этапов только три проходили при попутном ветре, остальные - при встречном. В пути я пережил два 6-балльиых шторма, штиль с изнуряющей жарой, грозовую погоду со шквалами - словом, погодные условия были разнообразными! Определенный интерес представляет тактика прохождения отдельных этапов и всего маршрута в целом. При таких марафонских пробегах очень важно уметь правильно и экономно распределить силы, выбрать такую рабочую, позу, которая позволяет находиться на парусной доске как можно дольше. Скорость движения, безусловно, имеет значение, но в данном случае она не обязательно должна быть максимальной.

Что же касается всего перехода в целом, то здесь первостепенное значение имеет психологический настрой виндсерфиста. Изо дня в день, пока не пройден весь маршрут, ему приходится бороться со стихией, затрачивать, помимо физических сил, огромное количество нервной энергии. Без умения переключаться, находить скрытые резервы организма, способности к полной реализации своих возможностей выдержать подобное напряжение невозможно.

За время перехода досталось не только мне, но и всем его участникам. Как выяснилось, сопровождение виндсерфиста в течение длительного времени требует от экипажа яхты не только умения и профессионального мастерства, но и большой выдержки. Довольно часто, особенно при шторме, яхтсменам приходилось терпеливо ожидать меня; они обеспечивали смену парусов, думали о моем питании и быте, т. е. затрачивали гораздо больше энергии, чем в обычном ДСП. Чуткое и доброе отношение ребят придавало мне дополнительные силы. Я очень им благодарен и хочу назвать их имена - Виталий Ткачев и Виктор Миронченко из Керчи, Михаил Веденков из Алушты и Андрей Плотников из Симферополя. Уже после завершения перехода я пришел к выводу, что цель обойти Азовское море по его периметру была лишь некой условной формой моего скрытого стремления еще раз испьь тать, преодолеть себя, доказать возможности человека. И конечно, я получил заряд жизненной энергии и оптимизма - так необходимых каждому факторов полноценного бытия.

С. Найдич, фото М. Веденкова, журнал "Катера и Яхты", 1985 год.

Windseekers
Developers: skat, wolf