Из Риги в Стокгольм на виндсерфинге

Мой трансбалтик рейс - не что иное, как переход по Балтике на парусной доске с целью установить рекорд прохождения 100-мильного отрезка. Идея зародилась еще в 1983 г., сразу после удачного перехода на виндсерфере из Риги в Таллинн. Правда, тогда о финише в капиталистической стране мы мечтать не могли. Добивался разрешения пойти в ГДР. И Латвийский, и Всесоюзный спорткомитеты идею одобрили. Только вот квоты на выезд не нашли. Зато посоветовали идти на восток в Ленинград, например: дистанция та же, а проблем меньше. Поначалу идея показалась неплохой, хотя замысел прибыть в неизведанную страну сильнее возбуждал воображение, чем поход в Ленинград. Но выбор был ограничен, и я начал готовиться.

Эдгар Терехин

Старт наметили на начало августа 1984 г., сразу после регаты "Дружба-84" составной части так называемых альтернативных Олимпийских игр. Я участвовал в этой регате в классе катамаранов "Торнадо" с Сергеем Примаком. Мы заняли первое место. Ради перехода после регаты "Дружба" с трудом отказываюсь от поощрительной поездки для победителей на отдых в Болгарию. Но Рига мне преподносит "сюрприз": экипаж яхты "Браво" отказался сопровождать меня в Ленинград. Ему это не выгодно (о спонсорах тогда даже не думали). Чтобы утешить меня, предложили пройти 40-50 миль от Риги до Салацгривы. Погоду не выбирали. Ветер был слабый, встречный. Доску вывести в режим глиссирования не удавалось, но к вечеру добрались до финиша. На этом попытки дальних переходов на виндсерфере приостановил.

И вот во время кругосветной юнки на "Фазиси" мечта вновь вернулась ко мне. А почему бы и нет? Я не стар, появились скоростные типы досок, теперь легче пойти в другую страну и попытаться улучшить прежнее достижение (из Риги в Таллинн я прошел 200 миль, 100 из них - за 12 ч 11 мин). В каждом порту захода старался походить на доске. Это уже не привычный для нас виндсерфер, на котором стоишь и держишь парус в руках. Катание на "Фане" или "Синкере" - доске длиной 270-300 см доставляет неописуемое наслаждение. Полет над волнами окрыляет. В новозеландском порту Окленд удалось обогнуть за 6 ч остров Ранготото. Так я по мере возможности готовился к переходу из Риги в Стокгольм. В процессе подготовки получаю предложение к сотрудничеству с Латвийским яхтенным союзом. Его президент Ивар Викис, председатель Общества дружбы с зарубежными странами. Он взял на себя оформление документов, поиск спонсоров и организацию культурной программы. Переход посвящался памяти кинооператора Андриса Слапиньша, погибшего во время трагических событии в январе 1991 г. при исполнении служебных обязанностей. Андрис Слапиньш снимал телефильм "Игра с ветром" о моем переходе из Риги в Таллинн в 1983 г.. и я не мог не вспомнить этого замечательного парня и прекрасного кинооператора.

По планам культурной программы мы должны были посетить Стокгольм и Норчепинг, к встрече с нами готовилась министр юстиции Швеции, латышка по национальности. Ждали нас и журналисты, и участники научно-исторической конференции стран Балтийского моря, и представители латвийской общины Швеции. В Норчепинг нас приглашал местный королевский яхт-клуб.

Помятуя, что на переходе Рига - Таллинн яхта сопровождения не успевала за виндсерфером, мы хотели задействовать быстроходный катер. Но союзу яхтсменов это было не к лицу, и собрание капитанов союза решило использовать три яхты сопровождения. Планировалось пройти из Риги не до самой столицы Швеции, а до острова Сандхамн на входе в шхеры - плавание по фарватеру на виндсерфере там запрещено.

Яхта "Лацис" должна была ждать в точке финиша 100-мильной дистанции от Риги за маяком Ирбенский. Яхту "Браво" назначили в качестве судна сопровождения. Ей следовало принять на борт запасной корпус, паруса, мачты, гик. Соблазнительно было пройти весь путь 220 миль без остановки, что возможно даже при средней скорости 10 узлов. На этот случай третья яхта - "Полярис" обеспечивала бы меня возле Швеции на генеральном курсе маяк Ирбенский - Стокгольм.

Поиски спонсоров затягивались. А деньги требовались не малые. Только на питание - 16 тыс. руб. Но, главное, предстояло купить доски, паруса, мачты, гики, остальное вооружение, причем все - отличного качества. Хотелось сшить трансформирующийся парус, чтобы прямо в море можно было уменьшить его площадь на 2 м2, отстегнув заднюю шкаторину. Но не удалось раздобыть 3-метровую застежку-молнию. Пришлось готовить три разных паруса. Павел Пастухов из Санкт-Петербурга сшил парус площадью 7,3 м2, а Смилтниекс из Риги - два меньшего размера: 6,4 и 4,5 м2. С деньгами выручила Ассоциация виндсерфинга Латвии, которая в свою очередь привлекла к спонсорству другие фирмы. Старт назначили на начало июня, зарезервировав 4-5 дней на ожидание благоприятной погоды. Требовался свежий попутный ветер.

Эдгар Терехин

Основной снаряд повышенной прочности и объема длиной 315 см строился в Валмиере. Доска весом 12 кг имела секторный шверт, который весь убирался в корпус. Компас пришлось закрепить на палубе к буксирному кольцу на носу. Изготовили также вторую доску длиной 380 см со швертом и ремнями для ног. Тренировочный выход состоялся 5 июня. Яхты готовы к старту, но виз еще нет. Яхтсмены взяли отпуска, часть провианта закуплена и начинает портиться. Положение не из приятных. Ждем. Газеты полны статей о предстоящей программе, дал интервью на телевидении. "Браво" не выдерживает и отправляется на неделю в Польшу.

Наконец-то 27 июня из консульства сообщают, что визы в Швецию получены. Капитан "Поляриса" намерен выходить в тот же день вечером и ждать нас на подходе к шведским водам. "Лацис" собрался отходить через сутки, а я 29-го утром, если вернется "Браво" для сопровождения. Не стану перечислять все сложности решения вопросов с пограничниками. В конце концов удается и их преодолеть, и 29 июня мы проходим пограничный пост на Даугаве. Спускаю доску на воду. Ветер 3 балла, юго-восточный, попутный. Снаряд не глиссирует. Чтобы поддерживать скорость, приходится отклоняться от курса на 45°, что значительно увеличивает путь. Надеюсь, что у берега ветер отойдет к западу. Яхта продолжает идти генеральным курсом. Ветер усилился до 4-5 баллов. Несколько раз делаю поворот фордевинд, возвращаясь к генеральному курсу. Парус у меня максимальной площади - 7,4 м. Вообще-то, с такими большими парусами на таких коротких досках не ходят. Снаряд несется чересчур быстро, взлетает, тяжело управляется. Волна высокая и короткая. Компас на палубе сильно тормозит. Когда доска протыкает волну, я "спотыкаюсь". Если бы волны не было или она была бы длинной и пологой, тогда другое дело.

Начинаю "купаться". Устал. Сажусь передохнуть. Но оказывается, что сладкие плитки, которые я взял с собой, совершенно растворились в воде (натуральный шоколад купить не смог). Ем орехи, которые начистил дома. Подниматься становится все труднее. Оказалось, что я плохо загерметизировал составную алюминиевую мачту, она полна воды. Надо бы поменять парус, но связи с яхтой нет. Когда я падаю, меня теряют из виду. Можно, конечно, лечь в дрейф, подождать их, но это займет не менее часа, а время дорого.

Так, периодически купаясь, усталый и проголодавшийся, подхожу к пограничному посту в Ирбенском проливе. Во избежание инцидента решаем поднять виндсерфер на борт. Пройдено 78 миль за 10 ч 5 мин. Идти в открытое море на ночь глядя не решаемся: рекорд все равно пока не поставить. Отдаем якорь возле берега. Завтра попробую пересечь Балтику и засечь время на 100-мильной дистанции.

Это то расстояние, которое можно пройти за один светлый день. Одновременно это достаточно серьезное испытание для спортсмена, его мастерства, качеств материальной части, средств обеспечения безопасности. А пока ужинаю и ложусь спать. Просыпаюсь в пять утра. Чудесно отдохнул. Завтракаю. Запасаюсь продуктами - сухая колбаса и карамель. Ветер 5-6 баллов. Курс острый бакштаг. Ставлю парус 4,5 м2. Мчусь. Волна в море пологая, снаряд прекрасно управляется, хорошо лежит на курсе. Компас работает исправно. Только вот яхту приходится ждать долго. Скорость ее 8 узлов, на гроте взят первый риф. Умоляю экипаж увеличить скорость. Отвечают, что и так слишком большой крен. Каждые 30-45 мин сажусь, чтобы не отрываться от яхты. Несколько раз на ней уже теряли меня из вида и волновались. Опасаюсь, что они навалят на меня, не заметив между волнами. Во время каждого "привала" перекусываю.

Подсчитываю, что рекорда не получается, становится скучно. Начинаю кататься вверх-вниз по волнам, поджидая яхту. Конфеты кончились. Решаю сделать "дозаправку" на ходу. Прошу бросить в воду пакетик с конфетами. Немного не доходя до него бросаю парус в воду. Рассчитываю не точно. Доска уходит с курса, вращаясь вокруг лежащего в воде паруса. Подниматься и лавировать к пакету снова - долго. Решаю достать "посылку" вплавь - до нее около 10 м. На яхте мою выходку видят. Если что, подберут. Возвращаюсь с пакетом. Но, к сожалению, ветер стихает. Уже не приходится останавливаться, еле поспеваю за яхтой. Вскоре стал вовсе отставать. На "Лацисе" травят паруса. Но я все же отстаю.

Останавливаемся. Быстро меняю парус на больший. И все равно не могу угнаться за яхтой. Ветер 2-3 балла. Доска не глиссирует. С трудом балансирую на сильной остаточной зыби. На трапецию выйти не хватает ветра. Руки затекают. Ноги, как на шарнирах, пропускают под доской беспорядочные волны. Темнеет, но над морем белая ночь. Продолжаю переход вплоть до рассвета. Берег уже виден, но приближается очень медленно. В 03.50 первого июля подходим к острову Сандхамн. Выходить на берег смысла нет. Решаю подняться на борт яхты. Переход через Балтику в 140 миль от латвийского маяка Микельбака до шведского острова Сандхамн занял 21 ч 50 мин. Всего же на плавание от Риги до Сандхамна ушло 31 ч 55 мин. Дистанция составила 218 миль.

Под мотором за 6 ч яхта добирается до причала в Стокгольме. Здесь нас вторые сутки ждет "Полярис". Незаметно, чтобы нас встречали: ни журналистов, ни поздравлений. Оказалось, что из Риги по ряду соображений отменили культурную программу. К тому времени в латвийскую прессу каким-то образом попала дезинформация о том, что Эдгар Терехин ходит вдоль берегов Швеции, не получив разрешения на вход. Но все же появляются знакомые, приглашают в гости. С визами никаких проблем. Почему они возникали в Риге, ума не приложу. Переходом я лично доволен! Все-таки пересек Балтику, сделал все, чтобы программа состоялась.

Собираемся отходить утром 6 июля, и тут в гавань входит "Браво" с кинооператорами на борту. Они просят помочь произвести съемки. Приходится становиться на буксир и изображать "несущегося по волнам". Домой возвращаюсь на яхте.

Чемпион Европы 1978 г. в классе "470", бронзовый призер чемпионата мира 1982 г. по виндсерфингу, Эдгар Терехин
Журнал "Катера и Яхты", 1991 год.

Windseekers
Developers: skat, wolf